Вода – начало жизни. Она входит в самые разнообразные экосистемы. Подобно тому, как различают плодородные и неплодородные почвы с соответственно пышной или скудной растительностью, водоемы или морские акватории так же бывают богаты или бедны пищей. Только в богатой минеральными веществами и кислородом воде, там, где много света и воздуха, растения находят питательные вещества для роста и развития. Количество зеленой массы растений велико там, где имеется постоянный приток минеральных веществ. В морях это – устья больших рек, на суше -берега пресных водоемов. Органические соединения, “производимые” растениями (биомасса), – это источник корма всех животных и птиц.
Поэтому такая пирамида жизни в сообществе, где есть вода, обычно имеет более широкое основание. В равновесии с нею находится и мир птиц данного сообщества. Вода без постоянного притока минеральных веществ, необходимых для питания растений, не образует прочной осно­вы для образования сложных цепочек питания, это видно на примере верхового болота: несмотря на наличие воды, света и тепла, здесь произрастают только немногие виды растений, поэтому там можно найти небольшое количество птиц. Со­вершенно иная картина на низинных болотах с их богатыми питательными веществами почвами.
Почти половина всех европейских птиц живет в околоводных сообществах. Их образ жизни отразился на строении их тела, на­пример, у уток или поганок, которые до-вольно неуклюжи на суше. Но жизнь у воды  не обязательно накладывает отпечаток на внешний вид птиц. Так, например, при изучении строения некоторых тропических зимородков невозможно сразу сказать, охотятся ли они в засушливых районах на куз­нечиков и других насекомых или ныряют за рыбой.
Аналогично из строения авдотки и травника, скопы и беркута, камышовой овсянки и овсянки обыкновенной, горной и белой трясогузок нельзя сделать вывод, какой из этих видов предпочитает близость водоемов, а какой – нет. То есть дело не только в строении,но и в особенностях поведения. В отличие от птиц, живущих в “сухих” сооб­ществах, этих птиц всегда притягивает вода. Даже во время перелета вдали от родины они предпочитают останавливаться для отдыха и питания у водоемов. Птицы, живущие у воды, купаются только в воде, в отличие от птиц суши, купающихся в песке, как, например, куры.
Птиц, живущих у воды, объединяет не родство, как, например, родственны друг другу все совы или голуби, образующие отдельные отряды. Чаще, наоборот, среди различных отрядов и семейств птиц есть виды, которые можно назвать водными птицами, а другие виды того же семейства обитают только на суше вдали от воды. Например, в семействе совиных есть род рыбные совы, которые ведут соответствующий образ жизни. Есть и род белые совы, представители которого, как и подавляющее большинство совиных, никогда не предпринимает попыток ловить рыбу. Среди певчих птиц есть обыкновенная оляпка, среди дневных хищных птиц – скопа и орлан-белохвост. В других группах птиц, жи­вущих у воды, значительно больше, но среди них есть и такие виды, которые приспособились к жизни на суше. Так, например, к отряду  гусеобразных относится редкий вид – Гавайская казарка, который обитает вдали от воды в лесных чащах и на каменистых склонах. В отряде ржанкообразных (Charadriiformes) есть такие виды, которые населяют полупустыни и пустыни. Коростель – представитель семейства пастушковых, который, в отличие от других его представителей, прекрасно чувствует себя в степных районах даже вдали от воды. Среди цапель египетская цапля часто со­провождает стада крупных копытных животных в травянистых степях, трясогузки предпочитают близость воды, есть такие птицы, как марабу, которые часто обитают на африканских и восточно-индийских помойках, где они выполняют роль своеобразных санитаров.
Птицы поселились у воды очень давно. Если вспомнить археоптерикса, эту праптицу, жившую примерно 140 млн лет назад, то первые окаменевшие останки птиц могли быть именно останками птиц, живших у воды. Еще примерно 10 млн лет назад, во времена летающих ящеров, появились уже виды птиц, приспособленные к жизни у воды, например, гесперорнис. Его образ жизни напоминал образ жизни современных гагар, на которых он был похож внешне. Его лапы уже имели перепонки, а крылья были настолько атрофированы, что он не умел летать. Примерно в то же время появились и птицы, напоминающие крачек, которые, вероятно, были такими же виртуозными пилотами, как и современные крачки. Среди окаменелостей мелового периода, окончившегося 60 млн лет назад, были найдены останки предков фламинго и баклана.

Около воды возникли разные природные сообщества. В соответствии с этим появились и совершенно различные виды птиц. Например, если приближаться к одному из хорошо сохранившихся озер в Центральной Европе, то сначала придется пробираться сквозь густую луговую раститель­ность, среди которой много осоки. Здесь могут обитать чибис и кроншнеп, если только они не были вытеснены при сель­скохозяйственном использовании почв. Эти птицы живут еще на суше, поэтому мы подробнее знакомим с ними читателя в соответствующем томе нашей серии. Далее среди осоки появляется тростник и камыш; у края воды видны только тростники, которые, как правило, не подлежат сельскохозяйственному использованию. Тростниковые заросли встречаются как на болотистой почве, так и в воде глубиной до колена, поэтому птиц, которые живут здесь, можно тоже считать обитателями водоема. В тростниках от стебля к стеблю перелетают мелкие птицы, которые цепляются за практически строго вертикальные стебли растений как настоящие акробаты. Здесь, к примеру, можно найти камышевок, сверчков и камышовых овсянок. Здесь можно встретить и усатую синицу, а также волчка, который, карабкаясь по стеблям, должен захватывать своими длинными пальцами сразу по несколько тростинок, так как он довольно крупный и тяжелый. Так как граница суши и воды проходит в чаще тростниковых зарослей, нельзя провести четкую границу между птицами, живущими на суше и у воды. Ближе к воде, среди сломанных стеблей прошлогоднего тростника, простирается скрытое от посторонних глаз царство пастушковых. Они не карабкаются по стеблям, а ловко пробираются сквозь густую расти­тельность. В густых тростниках гнездится множество птиц, которые маскируют свои гнезда и добывают корм из воды: это раз­личные цапли, утки и поганки. В тростниках находят себе пищу и некоторые виды хищ­ников, например, болотный лунь. Ловко карабкающихся по стеблям тростника птиц еще нельзя отличить по их строению от обитателей суши. Напротив, у пас-тушковых и выпей очень длинные пальцы, что позволяет распределять вес тела на большую площадь поверхности, поэтому эти птицы могут удерживаться даже на пла­вающих частях растений, например, на ли­стьях кувшинок.
По берегам соленых озер, у морских побе­режий, там, где уровень воды сильно ко­леблется, а также около стремительных по­токов тростник не растет, здесь вообще редко встречается прибрежная раститель­ность. Побережье, покрытое скудной рас­тительностью или вообще без нее, образо­вано в зависимости от течений и прибоя, географического положения и геологиче­ского строения валунами, галькой, круп­ным или мелким песком или илом. Часто прибой выбрасывает на берег мертвых или живых обитателей моря, которыми и пита­ются многочисленные птицы, живущие здесь.
Ищущие здесь свою пищу и иногда гнездя­щиеся здесь птицы часто окрашены в цвет песка. Они быстро пробегают вдоль берега в поисках пищи.
Ржанкообразных отличают короткие лапы и очень длинные клювы. Они протыкают сво­ими клювами ил в поисках спрятавшихся там червей или личинок насекомых. Чуть дальше, там, где вода достигает глубины ладони, живут птицы с длинными ногами, длинной шеей и длинным клювом. Она стоят в воде, которая иногда достигает уровня брюшка, подбирая корм, окунают голову в воду, доставая со дна мелких жи­вотных. Некоторые виды умеют ногами му­тить ил, вспугивая так прячущуюся добычу. Там, где вода еще глубже, начинается зона водоплавающих птиц. Конечно, названные пастушковые и ржанкообразные могут плавать, но у них еще нет перепонок на лапах. У водоплавающих птиц все иначе: их ноги отнесены далеко назад по отношению к центру туловища, а между пальцами на ла­пах есть перепонки. Если они вытягивают лапу вперед, то перепонки складываются, и лапа разрезает воду узким передним краем, не сопротивляясь ей. При движении в противоположную сторону перепонки растягиваются, и птица может сильно от­толкнуться вперед.
Так как водоплавающие птицы имеют раз­личное происхождение, то существуют и разные виды перепончатых лап. Например, лапы уток, поганок и лысух выполняют одинаковые задачи, но имеют разное строение.
Часть водоплавающих птиц находит корм на поверхности воды, где скапливается все, что легче воды, но тяжелее воздуха. Некоторые птицы погружают голову в воду и процеживают ее верхний слой, добывая таким образом мелких животных и расте­ния. Поэтому грань между ними и птицами, которые добывают пищу только ныряя, до­вольно расплывчатая. Некоторые виды та­ких “ныряльщиков” одинаково хорошо чув­ствуют себя как в пресной, так и в морской воде.
Чем лучше птица ныряет, тем хуже она ле­тает. Пингвинов можно считать очень яр­ким примером, подтверждающим это пра­вило. Они представляют собой прекрасных пловцов и ныряльщиков, совершенно не умея летать.
В северных морях прежде обитали крупные бескрылые гагарки, которых часто называли “северными пингвинами” Эти тяжелые, не умеющие летать птицы были безжалостно истреблены в прошлом веке охотниками на моржей. Еще и сегодня острова, где они гнездились, покрыты метровым слоем кос­тей, скорлупы, перьев и остатков пищи. Это свидетельствует не только о былой многочисленности вида, но и о разруши­тельном влиянии человека на природу. Не­летающий вид баклана сохранился на далеких Галапагосских островах. Этот вид считается одним из самых редких птиц. Почти все птицы-”нырялыцики” имеют бе­лое брюшко и более темную, почти черную спину. Такая окраска позволяет птице мас­кироваться как сверху на темном фоне, так и снизу-на светлом.
Воздушное пространство над водой тоже обитаемо. Здесь охотятся крачки, настигая добычу за счет виртуозной работы крыльев.
Совершенно необыкновенное зрелище -полет северной качурки, ищущей корм. Эта птица, пританцовывая, бежит по воде, при­чем тело поддерживают хлопающие кры­лья. В старину этих птиц называли птицами Святого Петра, поскольку из евангельских рассказов знали о том, что Святой Петр однажды прошел по воде, как по суше. Таким образом, для каждого сообщества характерен свой особый видовой состав птиц. Разнообразие этих природных сообществ обусловило и многообразие видов птиц, живущих у воды. Наряду с этими видами, питающимися определенными кормами, есть и более “всеядные” водные птицы: чайки. Они прекрасно летают, плавают, как невесомая пробка, и к тому же неплохо передвигаются по суше. Поскольку такие виды лучше всего приспосабливают­ся к изменяющимся условиям окружающей среды, то именно чайки во многих местах доминируют над другими видами в изме­ненных человеком ландшафтах. Часто они размножаются настолько быстро, что ста­новятся настоящей угрозой для других птиц, гнездящихся на одной с ними терри­тории.
Общая тенденция такова: количество осо­бей и видов постепенно уменьшается в на­правлении от зон с умеренным климатом к полюсам. Причина этого – количество пи­щи. Количество растений во внутренних водоемах убывает в направлении к северу. Они сильно охлаждаются зимой и, в зависимости от географического положения, могут целые месяцы находиться под ледяным покровом. Поэтому многие живущие у воды птицы бывают отрезаны от кормовой базы, они должны откочевывать к открытым побережьям или улетать к более теплым берегам.
Из-за концентрации солей северные моря регулярно замерзают только в непосредст­венной близости к полюсу. Толща воды на­капливает тепло, отдавая его медленно. И хотя количество корма во внутренних во­доемах убывает в направлении к северу, в холодных морях из-за тока глубинных соле­ных вод и хорошо освещенной поверхности оно может быть выше, чем в более теплых водоемах.
Цепи питания, в конце которых на суше и у воды находятся птицы, начинаются с морского планктона. Он состоит из массы плавающих в толще воды одно- и много­клеточных растений, служащих кормом для животного планктона. Последним питаются рыбы и другие обитатели моря, которые служат кормом птицам. Последним звеном в этой цепочке оказываются морские птицы.
В то время как многие птицы суши гнездят­ся поодиночке, птицы, живущие у воды, ча­сто образуют колонии. Эта особенность прослеживается у разных семейств. У гу­сей и уток она выражена не так сильно, как у цапель, бакланов, пеликанов, крачек и чаек, чистиков и многих других. Часто птицы образуют смешанные колонии, где одновременно гнездятся разные виды птиц. На морских побережьях, где есть много рыбы, такие колонии могут насчитывать сотни тысяч и даже миллионы пар. Шумная жизнь таких птичьих базаров представляет собой впечатляющее зрелище. После выведения птенцов птицы покидают колонии. Некоторые виды странствуют по морям по всему миру, покрывая огромные расстояния. Например, об альбатросах известно, что они могут облететь над морями весь земной шар. Другие виды предпочитают оставаться вблизи от род­ных берегов. Моряки прошлого считали их первыми посланцами еще невидимой суши.
Часто вода кажется холодной, так как из-за высокой теплопроводности она быстро ох­лаждает теплокровный организм. Но природа расходует энергию очень экономно. Животные, обходящиеся небольшим коли­чеством корма, имеют больше шансов вы­жить, чем те, кто ест больше. Они могут проникнуть в районы с меньшим количест­вом корма, не должны столь часто пускать­ся на опасные поиски пищи, они могут вос­питать более многочисленное потомство и лучше переносят бескормицу. Чтобы ком­пенсировать потерю тепла в холодной во­де, водоплавающие и ныряющие птицы пользуются разными способами. Как пра­вило, они крупнее птиц суши. Не существует водоплавающих птиц размером с крапивника или королька. Лапы водоплавающих и ныряющих птиц меньше снабжаются кровью. В их теплокровном организме есть части, имеющие различную температуру. Так, уменьшение объема теплой крови, протекающей по лапам, помогает экономить энергию, так как теплообмен в этом случае не так интен­сивен.
Оперение птиц, живущих у воды, очень густое, а у водоплавающих птиц оно может удерживать воздух и отталкивать воду. Большинство этих птиц имеет жировую смазку оперения из копчиковой железы, они ежедневно тратят несколько часов для ухода за перьями. У других, например у ца­пель, есть пудретки – перья, рассыпающи­еся в специальный водоотталкивающий порошок. Птицы клювом распределяют его по поверхности перьев. Но, пожалуй, наиболее интересно приспосабливаются буревестникообразные или трубконосые, парящие на бескрайних просторах морей. Представители этого отряда большую часть своей жизни проводят над водой. Они умеют покрывать потребность в питьевой воде, получая ее из морской и выделяя соль через солевыводящие желе­зы и трубочки на внешней стороне клюва. Как известно, человек тоже умеет опрес­нять воду с помощью техники, но это связано с использованием сложных агрегатов и большими энергозатратами.